Мирная конференция в Вашингтоне

Мирная конференция в Вашингтоне. Февраль 1861 года
Мирная конференция в Вашингтоне. Февраль 1861 года

4 февраля 1861 года, в один день с конституционным конвентом в Монтгомери, в вашингтонском отеле «Willard» начала работу так называемая «мирная конференция». Инициатива созыва этой конференции исходила от Генеральной ассамблеи Виргинии, 19 января принявшей резолюцию с призывом собрать всеамериканскую конференцию для предотвращения войны. Но всеамериканской конференции не получилось. Отказались принять участие все семь отколовшихся штатов и Арканзас, делегаты с Западного побережья не смогли прибыть из-за расстояния, а Республиканские правительства трёх штатов Среднего Запада – Висконсина, Мичигана и Миннесоты, отнеслись к идеи конференции с недоверием, и тоже не прислали делегатов. 131 уважаемый, но уже престарелый и не такой влиятельный, как хотелось бы, политик (отчего конференцию иногда называют «Old Gentlemen’s Conference») представлял 21 штат.

Председательствующим был выбран бывший президент США Джон Тайлер, призвавший своих коллег встать над партийными расхождениями, и выработать резолюцию, которая восстановила бы в стране спокойствие и радость. Но преодолеть партийные разногласия оказалось непросто. Согласительная комиссия по выработке проекта резолюции заседала целых три недели, преодолевая обструкционизм Республиканских делегатов с Севера и инертность делегатов от Виргинии. Не добавляло энтузиазма и отношение к конференции северной прессы и членов руководства Союза.

На первом заседании конференции было решено проводить её за закрытыми дверями, и обиженные газетчики соревновались в остроумии, давая делегатам уничижительные характеристики.

Действующие политики Союза не видели в конференции особого смысла. Сенатор из Массачусетса Чарльз Самнер выражал сомнение в том, что конференция сможет сделать хоть что-нибудь для восстановления согласия в стране, и говорил, что скоро «нам придётся встать перед лицом необходимости силой заставлять исполнять законы»,1 а его коллега Захария Чендлер прямо заявлял, что «без небольшого кровопускания этот Союз не будет стоить и гроша».

Американский историк Брюс Каттон сравнил участников конференции с людьми «кричащими через широкую пропасть в беспокойной тьме. Непонимание говорило с непониманием. Неадекватные ответы следовали за бессмысленными вопросами».

И, тем не менее, пока проходила конференция, оставалась надежда, что войны удастся избежать.

Мирная конференция закончилась принятием резолюции с предложением поправок к Конституции, в основу которых был положен так называемый «Компромисс Криттендена» — законопроект, принятия которого конгрессмен из Кентукки Джон Криттенден добивался в конце прошлого года. Конференция предложила продлить линию Миссурийского компромисса до Тихого океана, лишить Конгресс права вмешиваться в дела штатов и территорий, касающиеся рабства, ужесточить Закон о беглых рабах (как – не уточнялось), и ввести ограничения на приём новых территорий в состав США.

В конце февраля делегацию участников конференции принял избранный президент Линкольн. Но состоявшийся разговор не принёс особого результата.

Джеймс Седдон от лица южан подал президенту большой список претензий к Северу. Среди прочего там перечислялись: нежелание Севера пресекать деятельность всяких разных джонов браунов и уильямов гаррисонов, отказ от исполнения Закона о беглых рабах и подстрекательство через северные газеты рабов к восстанию. На последнюю претензию Линкольн ответил, что он всегда был сторонником свободной прессы как неотъемлемой части свободного общества.

На прямой вопрос делегата из Нью-Йорка Уильяма Доджа уступит ли президент справедливым требованиям Юга, и не откажется ли он от войны против рабства, Линкольн нравоучительно ответил, что его долгом является исполнение обязанностей президента и защита Конституции, добавив, что «Конституцию невозможно сохранять и защищать, если она не является обязательной для исполнения во всех частях Соединенных Штатов.»

В целом, беседа президента Линкольна и делегатов окончилась ничем, кроме того, что в очередной раз доказала, что южная аристократии не хочет понимать северных политиков, а те, в свою очередь, не понимают южных аристократов.

Прощаясь с делегатами, Линкольн печально заметил, что «при выборе из зол, война, возможно, является не самым худшим».

Цитаты:

1 Здесь и далее цит. по: The Coming Fury by Bruce Catton (NY , 1969. р. 237-240.)