Президентские выборы 1860 года

Над президентской кампанией 1860 года витал дух Джона Брауна. После казни аболициониста сенатор Роберт Тумбс объявил, что «Юг никогда не допустит перехода федерального правительства в предательские руки партии “черных республиканцев”»[1] и призвал южан к самообороне – «Враг у ваших дверей, не ждите, пока он подойдёт к вашему очагу – встретьте его на пороге, и изгоните его из храма свободы, или обрушьте колонны храма, погребя врага под его руинами». Юг стал всерьёз готовиться к вооружённому конфликту с Севером. Тысячи новых добровольцев сформировали сотни новых рот ополчения. Жизнь того, кого могли подозревать в связях с аболиционистами, находилась под угрозой, самое гуманное, что могли сделать с ним – это вынести на жерди вон из города,  предварительно вываляв в смоле и перьях.

В этой атмосфере страха и насилия в Чарльстоне (Южная Каролина) в апреле 1860 года открылся съезд Демократической партии.

Большинство делегатов с Юга прибыли с единственной целью – не допустить избрания кандидатом в президенты Стивена Дугласа. Этот «демагог из Иллинойса заслуживает, чтобы его повесили на виселице демократического осуждения, а потом его отвратительный труп был прибит к воротам Вашингтона» — писала одна из алабамских газет.

Именно из Алабамы исходила основная угроза для Дугласа, вышедшего на съезд с программой «народного суверенитета» и Фрипортовской доктриной по вопросу рабства. Ещё в феврале съезд демократов Алабамы решил, что если съезд партии не поддержит программу распространения рабства на новые территории, то их делегаты его покинут.

Поскольку делегаты избирались не по принципу влиятельности партии, а пропорционально к населению, то на чарльстонском съезде сторонники Дугласа – северные демократы,  имели большинство в три пятых, и были полны решимости заблокировать принятия южной программы, основополагающий постулат которой выразил сенатор из Миссисиппи Джефферсон Дэвис: «ни Конгресс, ни территориальная легислатура не могут покушаться на конституционное право любого гражданина Соединенных Штатов на привоз рабов, находящихся в его собственности, на определенную территорию. Обязанностью федерального правительства является предоставление этому виду собственности, как и любому другому, необходимой защиты».

Но при голосовании за партийную платформу в комитете по её выработке, в котором каждый штат имел один голос, Орегон и Калифорния неожиданно поддержали южную программу, предоставив ей большинство в один голос (17 против 16). Тем не менее, сторонники Дугласа сумели, при окончательном голосовании, провести именно свою  программу.

В знак протеста алабамцы, возглавляемые Уильямом Янси, покинули съезд. После их демарша у Дугласа не набиралось необходимого для избрания кандидатом в президенты большинства в две трети, и делегаты съезда решили взять паузу в шесть недель, выбрав местом для нового съезда Балтимор.

В Балтиморе повторилась почти та же картина. Анти-Дугласовские делегаты, как и прежде, хотели всё или ничего, и поэтому, когда события опять стали развиваться по северному сценарию, делегация Алабамы  вновь покинула съезд. Но в этот раз за ней последовали делегаты из Миссиссиппи, Луизианы, Южной Каролины, Флориды, Техаса и двое из трёх делегатов из Дэлавера. На следующий день к ним присоединились делегации Джорджии и Арканзаса. Число участников съезда сразу сократилось на треть.

Раскольники здесь же, в Балтиморе, избрали своим кандидатом в президенты действующего вице-президента Джона Брекинриджа. В свою очередь, северные демократы, разозлённые поведением своих южных коллег, сделавших всё, чтобы появление республиканского президента стало неизбежным, назвали своим кандидатом Стивена Дугласа.

Когда в мае 1860 года республиканцы собрались на съезд в Чикаго, у них было пять потенциальных  претендентов на президентскую номинацию. Губернатор Нью-Йорка Уильям Сьюард (самый вероятный претендент),  сенатор из Огайо Сэлмон Чейз, сенатор из Пенсильвании Саймон Камерон, судья из Миссури Эдвард Бейтс и Авраам Линкольн из Иллинойса.

Постепенно трое претендентов отсеялись – Чейз из-за своих радикальных взглядов и непопулярности в родном штате; Камерон из-за непостоянности своих партийных взглядов – он по очереди побывал демократом, вигом, «незнайкой» и, наконец, республиканцем, а Бейтс, которого поддерживала влиятельная семья Блэров, — из-за того, что он был рабовладельцем. Осталось двое – популярный сенатор Уильям Сьюард и «чёрная лошадка» из Иллинойса Авраам Линкольн.

Опираясь на поддержку штатов «верхнего» Севера, Сьюард надеялся заполучить номинацию с первого тура голосования, но партийное руководство неожиданно для себя обнаружило, что адвокат из Иллинойса — стратегически важного штата для республиканцев, особенно, если Дуглас получит номинацию от северных демократов,  имеет больше шансов завоевать расположение избирателей. «Честный Эйб» Линкольн идентифицировался при этом с такими качествами, которые до сегодняшнего дня составляют его миф: трудолюбие и трудовая этика, честная скромность пионера, который добился подъема из бедности и, не забывая своего происхождения и связи с народом, стал кандидатом на высшую должность. Он представлял собой не только социальную мобильность, но и честность и способность оставаться верным самому себе. Эти свойства контрастировали со скандалами и коррупцией администрации Джеймса Бьюкенена.

В феврале 1860 года Линкольн предпринял тур по Новой Англии, в ходе которого выступил с двенадцатью пламенными и остроумными речами. И эта, казавшаяся незыблемой, крепость Сьюарда готова была упасть к ногам Линкольна.

Но сторонники ньюйоркца не собирались сдаваться без боя. По итогам первого тура голосования Сьюард победил Линкольна с разрывом в 70 голосов (172 против 102), но этого ему не хватило – для провозглашения кандидатом  необходимо было набрать 233 голоса.

Усилиями команды Линкольна, возглавляемой Дэвидом Дэвисом, чаша весов постепенно  склонялась в сторону иллинойсца. Во втором туре победил Сьюард (184 голос против 181 у Линкольна). Перед третьим туром в лагере Линкольна оказались ещё шесть делегатов с Северо-Востока, восемь из Нью-Джерси, девять из Мэриленда, четверо из Кентукки и пятнадцать сторонников Чейза из Огайо. Итог голосования – 231 голос за Линкольна – был встречен в напряженной тишине, которую прервал глава делегации Огайо, вскочивший на своё кресло и прокричавший, что четыре голоса из Огайо передаются от Сьюарда Линкольну.

40 тысяч человек, собравшихся внутри и вокруг здания, в котором происходил съезд – специально построенного для съезда «вигвама» — встретили решение делегации Огайо с «безумным восторгом». Чтобы подсластить пилюлю сторонникам Сьюарда, кандидатом в вице-президенты был выбран его близкий друг из Мэна Ганнибал Хэмлин. И Сьюард немедленно поддержал своего бывшего оппонента.

Все были уверены, что у Республиканской партии самый сильный кандидат за всю американскую историю. По крайней мере, одно преимущество республиканцев перед демократами уже было – им удалось сохранить партийное единство.

Не присоединившиеся ни к демократам, ни к республиканцам осколки Вигской партии, считавшие, что лучшим способом избежать распада Союза является сохранение текущего положения вещей, тоже решили принять участие в выборах, и от имени Конституционно-юнионистской партии выдвинули рабовладельца из Теннесси Джона Белла и влиятельного политика из Массачусетса Эдварда Эверетта кандидатами в президенты и вице-президенты соответственно.

Обе ведущие партии встретили новых кандидатов насмешками. Республиканцы говорили, что имена Белла и Эверетта следует «напечатать на позолоченной атласной бумаге, обрызгать мускусом, спрятать в сундук, и забыть о них навсегда». Демократы называли появление партии, собирающейся игнорировать вопрос о рабстве, «оскорблением разумности американского народа».

В связи с тем, что десять южных штатов отказались даже вносить имя Линкольна в бюллетени для голосования, президентская кампания как бы распалась на две – Линкольн против Дугласа на Севере, и Брекинридж против Белла – на Юге, где Республиканские агитаторы даже не осмеливались появляться.

Предвыборная программа республиканцев отвергала рабство на новых территориях, но не требовала его устранения в южных штатах. Она осуждала «распродажу интересов» администрацией Бьюкенена Югу, резко критиковала решение Верховного суда по делу Дреда Скотта, обещала в перспективе закон о быстром заселении западных областей, выступала за более свободные положения по принятию гражданства и улучшение инфраструктуры.

Линкольн, Белл и Брекинридж хранили традиционное для того времени предвыборное молчание, и вели агитацию руками и голосами своих соратников, тогда как Дуглас предпринял изматывающий тур по Югу и Северу, убеждая, что только он является истинным национальным кандидатом, способным спасти страну от распада.

Раскол демократической партии стало обстоятельством, выгодным Линкольну. Обе партии вели свою предвыборную борьбу не за конкретное содержание, а за более общие ценности, которые олицетворяли кандидаты.

Предвыборная борьба мобилизовала американское население в невиданной до этого времени степени. 6 ноября 1860 года участие в выборах впервые превысило 80 процентов. Неудивительно, что Линкольн, который подвергался нападкам южных демократов как аболиционист и «черный республиканец», своим избранием обязан исключительно голосам Севера, хотя получил 40% голосов, отданных по всей стране, все они, с небольшими исключениями, из плотно заселенных северных штатов, так что со своими 180 голосами выборной коллегии он имел недосягаемый отрыв.

Кандидаты Результаты народного голосования Голосов в коллегии выборщиков (для победы необходимо 152 голоса)
Всего голосов

Процент

Авраам Линкольн – Ганнибал Хэмлин 1,865,908 39.8 180
Стивен Дуглас – Хершел Джонсон 1,380,202 29.5 12
Джон Брекинридж – Джозеф Лэйн 848,019 18.1 72
Джон Белл – Эдвард Эверетт 590,901 12.6 39
Другие 531 0 0
Всего 4,685,561 100.0 303
Примечание: В Южной Каролине выборщиков назначало законодательное собрание.
Распределение голосов на выборах 1860 года
Распределение голосов на выборах 1860 года

Линкольн победил в 17 штатах Северо-Востока, Среднего Запада и Тихоокеанского побережья (плюс 4 голоса выборщиков от Нью-Джерси), в 14 из которых — большинством голосов. Дуглас победил только в Миссури и поделил с Линкольном выборщиков от Нью-Джерси (3 голоса). Белл победил в Виргинии, Кентукки и Теннесси. За Брекинриджем остались все штаты Юга (за исключением Миссури).

Признав результаты выборов, трое оппонентов Линкольна отправились предотвращать сецессию Юга. Но прошло чуть более месяца, и собрание граждан Южной Каролины объявило, что «Союз, до настоящего момента существовавший между нашим штатом и другими штатами Северной Америки, расторгнут».

Цитаты:

1 Здесь и далее цит. по: Battle Cry Of Freedom by James M. McPherson. Penguin Books., 1990.