Мои недовольные соотечественники…

Если Вам удалось поймать слона за задние ноги,
а он пытается вырваться,
лучше его отпустить
Авраам Линкольн

Пока у власти в Вашингтоне находились демократы, южане не собирались выходить из Союза. Втайне они рассчитывали, что так будет продолжаться достаточно долго, достаточно для того, чтобы Юг экономически успел подготовиться к сецессии, но к их разочарованию господство демократической партии оказалось недолговечным.

При подготовке выборов 1860 года в демократической партии разразился кризис. Она раскололась о вопрос рабства: ее северное крыло голосовало за Стивена Дугласа, южное за Джона Брекинриджа. И она действительно впервые в истории вышла на выборы с двумя кандидатами, открыв дорогу республиканскому президенту.

На Юге победа республиканцев произвела эффект разорвавшейся бомбы. Еще до выборов общественность Юга, предвидя подобный их исход, широко обсуждала возможность сецессии (т.е. отделения) южных штатов. По инициативе губернатора Южной Каролины Уильяма Гиста власти южных штатов еще в октябре 1860 года, тайно условились о совместном выходе из состава Союза в случае победы республиканцев.

Спустя полтора месяца после выборов, 20 декабря, Южная Каролина первой осуществила сецессию. Законодатели штата, собравшись в его столице Чарлстоне на экстренный конвент, приняли декрет, где, в частности, заявлялось: «Существующий ныне союз между Южной Каролиной и другими штатами под названием «Соединенные Штаты Америки» настоящим расторгается».

Южная Каролина была только первой «ласточкой», возвестившей начало великого раскола. Вслед за ней из союзного гнезда «упорхнули»: Миссисипи (9 января 1861 года), Флорида (10 января), Алабама (11 января), Джорджия (19 января), Луизиана (26 января), Техас (1 февраля). Не везде мнение законодателей было единодушным: так, при принятии решения о сецессии Алабамы голоса, поданные «за» и «против», соотносились как 61 и 39, а в Джорджии — 208 и 891.

4 февраля представители шести из отделившихся к тому времени семи штатов (делегат от только что отколовшегося Техаса прибыл лишь 13 февраля) на конвенте в Монтгомери (штат Алабама) объявили об объединении в Конфедерацию.

Скоро новое образование получило свою конституцию, мало чем отличающуюся от конституции США. Существенной особенностью нового государственного устройства была большая независимость штатов от центра и легализация рабства. 9 февраля у Конфедерации появился президент. Им стал миссисипский политик, сенатор, бывший военный министр США, Джефферсон Дэвис. На конвенте в Монтгомери Дэвис не участвовал и о своем избрании узнал из телеграммы, полученной им на своей плантации, куда он переехал после вынужденной отставки из Сената. (Отставка, разумеется, была вызвана сецессией Миссисипи).

До сецессии Дэвис выступал против раскола Союза и в этом он был не одинок. Решительными противниками распада страны были многие будущие герои Конфедерации — Джордж Пикетт, Джубал Эрли, Джозеф Джонстон и Роберт Ли. Но все они были патриотами своих штатов и безропотно приняли создание Конфедерации.

Выход южных штатов из США, 1860-1861
Выход южных штатов из США, 1860-1861

15 апреля 1861 года, когда выстрелы Гражданской войны уже нарушили тишину, Роберт Ли получил предложение от Линкольна возглавить вооруженные силы Союза. Пока Ли размышлял, его родная Виргиния отделилась от Союза и предложение Линкольна потеряло актуальность. Ли поступил на службу Конфедерации.

На Севере царила растерянность. Близился день, когда новоизбранный президент Линкольн должен был занять кабинет в Белом доме. 11 февраля он, под прикрытием агентов знаменитого детектива Алана Пинкертона, выехал в Вашингтон из столицы Иллинойса Спрингфилда, где жил до этого. По пути Линкольн останавливался в ряде городов, выступая с речами, что должно было способствовать и укреплению его популярности, и разъяснению позиции будущей администрации по поводу положения в стране. Вскоре он прибыл в Вашингтон.

4 марта, невзирая на мольбы руководителей службы безопасности (у них были серьезные основания опасаться попыток покушения), Линкольн поднялся на трибуну перед недостроенным зданием Капитолия и — теперь уже в качестве президента — произнес небольшую речь. Президент призвал южан к примирению, сказав: «Мы не враги, но друзья. Мы не должны быть врагами». Он заверил южные штаты, что все опасения по поводу возможной угрозы их собственности (каковой считались и негры-рабы) и безопасности со стороны новой администрации напрасны. Линкольн особо подчеркнул, что разделение США на два государства противоестественно и эти новые образования, Союз и Конфедерация, не могут быть долговременными.

Речь президента уже ничего не могла изменить, но газеты Юга опубликовали ее, с удивлением обратив внимание на блестящий ораторский стиль Линкольна и особенно выделив следующие слова: «В ваших, а не в моих руках, мои недовольные соотечественники, важный вопрос о Гражданской войне. Наше правительство не собирается нападать на вас. У вас не возникнет никаких конфликтов, если вы сами не станете агрессорами. Вы не давали клятвы Господу уничтожить это правительство, а я даю, и самую священную, — сохранить, защитить и оборонить его».

С тем же успехом Линкольн мог обращаться к табуну несущихся вскачь мустангов — парад суверенитетов продолжился, 17 апреля Союз не досчитался Виргинии, 6 мая — Арканзаса, 20 мая — Северной Каролины. Но прежде, чем произошли эти события, уже прозвучали первые выстрелы. Гражданская война началась.

Статистика:

1Бурин С. Н. На полях сражений гражданской войны в США. М., 1988. С. 9.