«Монитор» против «Виргинии»

Первое сражение между бронированными военными кораблями. Литография Генри Билла
Первое сражение между бронированными военными кораблями. Литография Генри Билла

Сама по себе идея защитить судно металлом была ко времени Гражданской войны в США не нова. Однако по-настоящему и всерьез моряки задумались о бронировании после изобретения французским артиллеристом Анри-Жозефом Пексаном в 1822 году бомбической пушки — короткоствольного орудия, стрелявшего разрывными снарядами на сравнительно небольшую дистанцию.

В конце 1854 года во Франции приступили к постройке трех плавучих батарей, деревянные борта и палубы которых обшили толстыми железными плитами. При бомбардировке русской крепости Кинбурн в 1855 года эти суда, приведенные на буксире, несмотря на меткий огонь российских канониров, получили незначительные повреждения от попаданий ядер в открытые пушечные порты. Сразу же после окончания Крымской войны французы заложили сразу три деревянных броненосных фрегата. В 1860 году в строй ВМФ Великобритании вошел фрегат «Уорриор» — уже полностью железный. Короче говоря, к 1860-м годам опыт бронирования боевых кораблей в мире уже имелся. Однако американцы сумели дополнить его весьма существенными новациями.

20 апреля 1861 года войска южных штатов захватили военно-морскую базу Госпорт в Виргинии. Там наряду с прочими трофеями в руки джонни попал и паровой фрегат «Merrimack». Правда, северяне успели его поджечь и затем затопить на отмели. В результате вся верхняя часть корпуса до ватерлинии сгорела, отсеки были заполнены водой. Но южанам, практически не имевшим военно-морского флота годился и такой наполовину уничтоженный корабль. «Мерримак» не стали восстанавливать в прежнем обличье. Его превратили в корабль нового типа.

По плану, разработанному конструктором Джоном Портером и инженером У. Уильямсоном, уцелевшая жилая палуба была превращена в орудийную. В центральной части корпуса из дубовых и сосновых досок толщиной в два дюйма построили большую рубку длиной около 50 м. Ее стенки были наклонены к палубе под углом в 36 градусов и защищались двумя слоями железных плит общей толщиной в 10 см, а крышу покрыли железными решетками. Поверх них положили железные 2х-дюймовые плиты. К форштевню прикрепили железный таран длиной в 4 фута. Руль и винт остались без защиты, и только рулевая рубка была забронирована. Вооружение корабля составляли десять пушек — 6 девятидюймовых орудия системы Дальгрена и 4 нарезных орудия системы Брука (2 — 7» и 2 — 9»). Строители добавили к обшивке еще 80 тонн чугунных чушек, в результате чего осадка корабля составила 23 фута, над поверхностью воды осталось всего несколько дюймов корпуса корабля и возвышалась бронированная рубка. Поэтому «Мерримак», переименованный в «Virginia», очень напоминал крышу дома. 10-пушечный корабль водоизмещением в 4500 тонн приводился в движение двумя двухцилиндровыми паровыми двигателями (старыми и не очень надежными), позволявшими броненосцу развивать скорость до 9 узлов. Экипаж насчитывал 320 человек. Командовал им коммодор Франклин Бьюкенен (однофамилец бывшего президента США).

К марту 1862 года «Мерримак» (он же «Виргиния») был готов к бою. Но у северян к тому времени уже имелся достойный его противник.

Прознав про создание конфедератами чудо-оружия и опасаясь, что с его помощью враг сможет беспрепятственно разгромить Вашингтон, федеральное правительство предприняло срочные ответные меры. В считанные месяцы по проекту шведа-эмигранта Джона Эриксона появился на свет «Monitor» (в переводе с латыни – «наставник» — название придумал Эриксон) – совершенно новый и непохожий ни на что боевой корабль.

«Монитор» имел 1250 тонн водоизмещения, длина его была 172 фута, ширина 41 фут, углубление 12 футов и возвышение над водой 2 фута. Тарана не было. Бортовая броня была толщиной в 5 дюймов. Броня выдавалась над подводной частью в носу и в корме на 14-32 фута и по бортам на 2.5 фута, так что он находился в безопасности от таранного удара. Его днище изготовили из броневых листов. Бронированным был и палубный настил. Борта также защищались броней, спускавшейся ниже ватерлинии. Однако самым необычным и вместе с тем наиболее передовым изобретением, примененным на «Мониторе» (из 47 запатентованных), стала орудийная башня с двумя 11-дюймовыми пушками. Она могла поворачиваться, избавляя корабль от необходимости совершать сложные маневры при ведении огня. Процесс вращения обеспечивался паровым движком. Но орудия, установленные в башне, были дульнозарядными, а потому после каждого выстрела их приходилось вкатывать внутрь для перезарядки. Сложным был и процесс подачи боеприпасов. Он осуществлялся через люки в полу башни и в палубе корабля. При этом требовалось полное их совмещение, для чего башня должна была оставаться неподвижной. Когда боезапас в ней иссякал, «Монитор» следовало выводить из боя.

Еще одной палубной надстройкой являлась рубка рулевого. Располагалось это сооружение из железных брусьев толщиной в 22 см и с железной плитой вместо крыши в носовой части корабля перед башней, что не позволяло вести огонь по целям впереди броненосца. Следует еще отметить, что он был оснащен паровой машиной и мог развить скорость до 9 узлов. Благодаря тому, что желающих служить на необычном корабле было великое множество, экипаж подобрался из опытных, хорошо подготовленных моряков. И это оказалось весьма кстати, потому что «Монитор» (как и «Виргиния») плохо слушался руля, в открытом море его захлестывали волны. Командиром был лейтенант Уорден, команда состояла из 80 человек.

8 марта 1862 года «Виргиния», возглавлявшая отряд из пяти кораблей южан (канонерские лодки «Beaufort», «Teazer» и «Raleigh», пароходы «Patrick Henry» и «Jamestown»), атаковала эскадру федералов (фрегат «Congress», корвет «Cumberland», три паровых фрегата «Minessota», «Roanoke» и «St. Lawrence»), блокировавшую устье Джеймс-Ривер. Федералы не были готовы к бою, не выслали сторожевых судов и чувствовали себя настолько спокойно, что даже развесили для просушки белье – дело происходило в «банный день» — субботу.

Свой бой броненосец южан начал с тарана 22-пушечного корвета «Камберленд», который тут же затонул. «Виргиния» немного прошла вперед, развернулась и двинулась на 50-пушечный фрегат «Конгресс». Вскоре под снарядами южан «Конгресс» спустил флаг. Спешивший на выручку «Конгрессу» фрегат «Миннесота» сел на мель, однако приблизиться к нему для ведения эффективного огня «Виргиния» не смогла: день подходил к концу, и лоцманы не ручались, что в сумерках проведут корабль без происшествий. Южане решили отложить продолжение разгрома неприятеля на следующий день…

Когда командир «Бофора» лейтенант Паркер прибыл на «Конгресс», чтобы пленить лейтената Пендеграста, сменившего убитого капитана «Конгресса» Джозефа Смита, (остальные уцелевшие члены экипажа благополучно эвакуировались на шлюпках), и забрать тяжелораненых, береговые батареи северян открыли по «Бофору» ожесточенный огонь. «Бофору» пришлось прервать свою благородную миссию. Через несколько часов «Бофор» вновь приблизился к «Конгрессу», но опять был атакован северянами. Тогда коммодор Бьюкенен принял решение прекратить спасательную операцию и расстрелять несчастный корабль северян, что и было сделано. «Конгресс» загорелся и горел очень долго, пока не взорвался порох в крюйт-камере. Этот факел служил маяком для «Монитора», который поздно вечером прибыл на поле боя.

В 8 часов утра 9 марта эскадра конфедератов двинулась добивать «Миннесоту». И тут моряки-южане увидели прибывший накануне ночью «Монитор», приняв его вначале за большой плавучий буек. «Виргиния» выстрелила было из носовой пушки по беспомощному фрегату северян, но тут вступила в дело орудийная башня федерального броненосца. Три часа после этого продолжалась артиллерийская дуэль, в течение которой «Монитор» кружил вокруг «Виргинии», обстреливая ее с разных сторон. Южане отвечали бортовыми залпами. Однако бомбические снаряды, столь грозные против деревянных кораблей, не причиняли особого вреда ни тому ни другому броненосцу.

Тогда «Монитор» попытался таранить противника. Он устремился к кормовой части «Виргинии», чтобы повредить ее винты и руль. Но южане сумели уклониться от удара. То же самое, в свою очередь, попытались проделать и они. Однако накануне при атаке корвета «Камберленд» «Виргиния» лишилась тарана, и ее деревянный форштевень нанес «Монитору» ничтожный урон. В конце концов броненосцы разошлись в разные стороны, как боксеры на ринге. И все же деревянные корабли северян были спасены от неминуемого уничтожения, а потому федералы могли бы считать исход поединка на Хэмптонском рейде (под этим именем он вошел в историю) своим успехом.

Впрочем, его значение определялось отнюдь не этим. Он положил начало новому этапу в развитии военно-морского искусства, связанному с применением броненосных кораблей, поиску нового вида артиллерийских снарядов, способных пробить броню.

А вот «Виргинии» и «Монитору» не суждена была долгая жизнь. Когда Потомакская армия северян в мае 1862 года приблизилась к Норфолку, южане сами уничтожили свой первый броненосец. Спустя семь месяцев, 29 декабря 1862 года захлестнувшая волна отправила на дно его соперника.