Одиссея «Алабамы»

C.S.S. Alabama
C.S.S. Alabama

«Алабама» (до переименования — Enrica) представляла собой трехмачтовый парусно-паровой шлюп, построенный фирмой «Лэрид» в Ливерпуле. Водоизмещение «Алабамы» составляло 1050 тонн, а ее паруса и машина позволяли развивать скорость до 15 узлов. Английские кораблестроители, всегда славившиеся качеством своих творений, и на этот раз потрудились на славу, построив действительно прочное и быстроходное судно.

29 июля 1862 года «Алабама» под командованием капитана Рафаэля Симмса покинула Ливерпуль и взяла курс на Азорские острова. На ее борту в тот момент находились около 80 человек, обеспеченных всем необходимым для плавания — за исключением оружия и боеприпасов. Вскоре «Алабама» получила свое вооружение.

На одиннадцатый день пути в условленном месте ее встретил барк «The Agrippina», формально принадлежавший одной лондонской фирме, фактически же — правительству Конфедерации. С этого судна на крейсер были перегружены четыре 32-фунтовых бортовых орудия, а также две вертлюжные пушки — одна 68-фунтовая для стрельбы цельными снарядами, другая — 100-фунтовое нарезное чудовище. В дополнение к этим орудиям «Алабама» получила 100 барелей орудийного пороха, большое количество винтовок системы Энфилд, два ящика с пистолетами и боеприпасы к ним, а также одежду, запальные фитили, сигнальные флажки, ядра, бомбические снаряды и необходимый запас угля. Пароход «The Bahama», прибывший днем позже, доставил рейдеру еще две бортовые 32-фунтовки, тюк синей фланели для одежды матросов и несгораемый сейф, в котором хранились 50 тысяч долларов в английских соверенах и 50 тысяч в бумажных банкнотах. Обеспечив таким образом свой корабль, капитан Симмс занялся командой.

Поскольку постройка «Алабамы» производилась в величайшей тайне, большинство из тех, кто завербовался на нее в качестве матросов, ничего не знало о целях и задачах предстоящего плавания. Теперь капитан наконец объяснил им, что судно принадлежит правительству Конфедерации и предназначено для уничтожения морской торговли Севера. Затем он добавил, что на борту уже находится 100 тысяч долларов для выплат команде и что сверх того ей причитается определенная доля с каждой сотни долларов из призовых денег. Возможно, последние аргументы оказались для моряков решающим (в подавляющем большинстве они были иностранцами), и все, кроме трех человек, добровольно поступили на службу в ВМФ Конфедерации на все время войны. На «Алабаме» находилось 84 человека, не считая кочегаров и грузчиков угля. Из этих 84-х лишь 12 были американцами, один испанцем, а все остальные англичанами, более половины которых поступили на службу из Королевского морского резерва. Таким образом, крейсер был обеспечен прекрасно подготовленной профессиональной командой, состоявшей, возможно, из лучших моряков в мире, что делало его особенно грозным противником.

Покинув окрестности Азорских островов, «Алабама» вскоре известила врага о своем появлении, произведя насколько неожиданных и громких каперских операций. Первой жертвойстал барк «The Ocmulgee», занимавшийся китовым промыслом неподалеку от Ньюфаундленда. 5 сентября 1862 года «Алабама» неожиданно атаковала его и, сделав предупредительный выстрел, взяла на абордаж. Совершенно ошарашенному капитану было объявлено, что его барк является призом военного корабля Конфедерации, а он сам и его команда отныне пленники этого корабля. Затем моряков Севера доставили на борт «Алабамы», туда же было доставлено все, что могло оказаться ценным для команды крейсера, а злосчастный «Окмульджи» попросту подожгли. За «Окмульджи» последовала шхуна «The Starlight» из Бостона, на борту которой оказалось лишь несколько пассажиров, а за ней — китобой «The Ocean River» из Нью-Бедфорда.

Только в ходе двухмесячного рейда по Северной Атлантике «Алабаме» удалось захватить и большей частью уничтожить 20 торговых судов, причинив тем самым торговой навигации северян большой урон.

Затем Симмс повернул к Ньюфаундленду и там чувствительно пощипал торговцев зерном. Решив сменить место операций, он повернул на юг к берегам Бразилии, где проходили морские пути американских судов, возвращавшихся с Тихого океана. Впрочем, там «Алабама» также задержалась недолго. Вскоре Симмс взял курс на Кейптаун в Ост-Индию, где ему удалось захватить еще семь призов, после чего он снова обогнул Африку и направился назад в Европу.

Меж тем северяне были всерьез обеспокоены дерзкими рейдами «пирата». Правда, военно-морской секретарь Гидеон Уиллес отказался откомандировать большое количество кораблей из состава блокирующих эскадр на охоту за рейдерами, но все же он не мог остаться безучастным к ущербу, который был нанесен морскому престижу Союза. Поэтому Уиллес держал часть кораблей за океаном, а часть — в Карибском море в надежде если не перехватить, то, по крайней мере, отпугнуть вражеских «пиратов». И лишь в 1863 году для охоты за крейсерами были выделены два боевых корабля. Одним из них был винтовой шлюп «The Kearsarge» водоизмещением в 1550 тонн, которому и предстояло поставить точку в карьере «Алабамы». Он ненамного превосходил южный рейдер — также был построен из дерева, его команда состояла из 162 человек (146 на «Алабаме»), а вооружение насчитывало две 11-дюймовые пушки Дальгрена, четыре 32-фунтовки и нарезное 28-фунтовое орудие (на «Алабаме» одно 8-дюймовое орудие, одно нарезное 100-фунтовое и шесть 32-фунтовых).

За время своего двухлетнего вояжа «Алабама» прошла 75 тысяч миль, захватила и уничтожила более 60 торговых судов Союза общей стоимостью в 6 млн. долларов. Однако столь долгое пребывание на активной службе сильно потрепало корабль, и теперь он, как никогда, нуждался в ремонте. Для этой цели Симмс выбрал французский порт Шербур, гостеприимно принявший крейсер южан. «Алабама» вошла в гавань 6 июня 1864 года, а несколькими днями позже у Шербура появился «Кирсарж» во главе с капитаном Джоном Уинслоу.

Узнав о появлении охотника, капитан Симмс отказался от первоначального плана ремонта «Алабамы» и решил выйти в море и дать бой янки.
Северяне располагали двумя существенными преимуществами, которые в конечном итоге и решили исход дела. Первым из них было то обстоятельство, что порох в крюйт-камерах «Алабамы» был плохого качества, поскольку в течение двух лет он подвергался воздействию морской воды и не всегда благоприятных погодных условий. Во-вторых, капитан Уинслоу, командир «Кирсаржа», защитил борта своего корабля растянутыми якорными цепями, которые амортизировали удары вражеских ядер, а сверху прикрыл их тонким слоем фанеры для маскировки. Южане, естественно, не знавшие об этой уловке противника, отважно вышли с ним на поединок.

19 июня 1864 года «Алабама» снялась с якоря и покинула гостеприимные воды Шербурской гавани. Вплоть до границы территориальных вод ее сопровождал французский бронированный фрегат «Couronne», которому было поручено проследить за тем, чтобы нейтралитет Франции не был нарушен.

Бой "Алабамы" и "Кирсаржа". Картина Эдуарда Мане (1864)
Бой «Алабамы» и «Кирсаржа». Картина Эдуарда Мане (1864)

Кроме этого военного корабля к месту предстоящего боя устремилось множество лоцманских лодок и рыбачьих шхун, палубы которых были переполнены любопытными. В числе прочих судов там была английская яхта «The Deerhound», сыгравшая в развернувшихся событиях далеко не последнюю роль. Зрители занимали также все прибрежные холмы и возвышенности: они горели желанием воочию увидеть бой двух военных кораблей.

Тем временем «Алабама» приблизилась к границам нейтральных вод, и впередсмотрящий заметил стоявший под парами «Кирсарж». Первыми огонь открыли конфедераты, пославшие в двинувшийся им навстречу «Кирсарж» несколько ядер. Но федеральный охотник не получил ни единой царапины и продолжал спокойно идти на сближение, даже не отвечая на вражеские выстрелы. Лишь с дистанции в 1000 ярдов его пушки открыли ответный огонь. Затем корабли сошлись на расстояние в 500 ярдов и принялись кружить на одном месте, постоянно поворачиваясь к противнику бортами, утыканными орудиями, и обмениваясь залпами.

Через несколько минут капитан Симмс увидел, что бомбические снаряды не наносят «Кирсаржу» ни малейшего ущерба, и приказал артиллеристам перейти на ядра. Однако и это не помогло конфедератам: цепи оказались эффективной защитой от неприятельских снарядов, и ни сам корабль, ни его команда практически не пострадали. За час с небольшим «Алабама» выпустила более 300 снарядов, но в результате этого массированного обстрела были ранены лишь два федеральных моряка. Они получили свои ранения, когда бомбический снаряд пробил фальшборт и разорвался под квартердеком. Другой 8-дюймовый снаряд с «Алабамы» угодил в корму «Кирсаржа», но из-за плохого качества пороха так и не разорвался. Огонь северян был не таким массированным — они сделали всего 173 выстрела — но значительно более результативным.

Неприятельские снаряды проделали в корпусе рейдера несколько зияющих пробоин ниже ватерлинии. «Алабама» сильно накренилась, все еще продолжая вести огонь, но бортовой инженер вскоре доложил капитану, что в трюмы поступает вода и что спасти корабль, по-видимому, не удастся. Тогда Симмс, решивший, что дальнейшее сопротивление бессмысленно и приведет лишь к ненужным жертвам, приказал спустить флаг. Сам он выбросил свою шпагу за борт и стал ждать, пока северяне возьмут его и команду в плен.

Однако корабль тонул быстрее, чем шлюпки с «Кирсаржа» могли прибыть для спасения терпящих бедствие моряков. Тогда южане стали спокойно, без паники, покидать судно. Симмс, как и положено командиру, шагнул за борт последним. На его счастье, поблизости оказался «Дирхаунд», та самая английская яхта, владелец которой хотел посмотреть на ход боя. Она подошла к месту гибели крейсера как раз вовремя, чтобы подобрать командира «Алабамы» и его офицеров, позволив им таким образом избежать заключения в Рок-Айленде. Остальных моряков корабля выловили федеральные шлюпки и в качестве военнопленных доставили на борт «Кирсаржа». Двухлетнее плавание «Алабамы» окончилось.

Использованы фрагменты главы «Рейдерские операции и проблемы морской дипломатии» из: Маль К.М. Гражданская война в США (1861-1865): Развитие военного искусства и военной техники. Минск, 2000.